Эта сказка в трёх частях — о течении жизни и о том, как мы её воспринимаем. А ещё в ней есть история о девочке, которая воспринимает жизнь — как она есть: открыто, ярко и смело. Именно в такой ситуации реализуются все скрытые ресурсы и происходят чудеса обретения себя.

C каждым днём становилось всё теплее и теплее.

Девочка уже не только позабыла, что такое лютая стужа, но даже и не могла себе такого представить под лучами весеннего солнышка.

Всё просыпалось, радовалось жизни, и каждый день обрушивался в распахнутые глаза девочки ежесекундными новыми открытиями.

Всё было прекрасно и всё было впервые: капель, пение птиц, первые проталины, каждый ручеёк к каждая травинка под тающим снегом радовала девочку открытием целого нового мира.

Но вдруг, совсем неожиданно, у девочки заболела мама. И в одно прекрасное утро, в одно мгновение девочка поняла, что вся радость мира, которая её окружала, куда-то исчезла.

Она вдруг увидела, как солнышко и птицы стали вдруг почти незаметными. И её мама, любимая, дорогая мамочка, которая всегда была рядом, а она была с девочкой и даже тогда, когда девочка её не видела; мама вдруг не нашла в себе силы заботиться о девочке так же, как она это делала всегда.

Мама была большей и лучшей частью всего мира, и девочка никогда об этом не думала и не замечала этого как-то особенно, потому что это было каждый день, это было постоянно, в отличие от солнышка, ветра и неба, которые каждый день были разными.

Мама же, независимо ни о чего каждое утро начинала день девочки улыбкой, она гладила её по лбу и сдувала в остатки улетучивающейся ночи девочкины сны. Мама давала ей молока и помогала причесаться. И главное, самое главное, что всегда делала мама: в её глазах отражалось небо начинающегося дня. И девочка знала: будет день! Новый, полный открытий и жизни. А сейчас мама лежала и у неё не было сил улыбаться так же как всегда.

Папа старался утешить девочку, подмигивал ей, что-то рассказывал про доктора, про то, что «все болеют», что «всё пройдет», но девочка не понимала, как эти странные фразы могут ей вернуть небо в улыбающихся глазах мамы. Небо, которое всё также было над головой у девочки, но оно впервые показалось таким высоким… что девочка заплакала от этого.

Она сидела и плакала, вместе с весенними ручьями, думая, как плохо жить без того неба, близкого, теплого. Она плакала вместе с весенней водой, когда поняла, что на неё смотрит собачка, которая хотела играть.

Девочка совсем не хотела играть, но ей вовсе не хотелось расстраивать свою добрую старую знакомую, и она попыталась сделать ей приятно и поиграть как обычно. Но она почти позабыла как это делается и первая попытка вызвала в ней просто бурю слез.

– Не плачь! – сказала собачка. – Зачем играть, если хочется плакать?

И собачка, уткнувшись носом в шею девочки, помогла ей поплакать вволю.

 — Пойдём, поможем маме. – сказала собачка. И они пошли на болотце, которое было неподалеку. Девочка обычно побаивалась ступать по кочкам, но сейчас они еще были покрыты весенним льдом и собачка вела её уверенно вперед.

 — Посмотри здесь, – сказала собачка. – Давай-ка соберем маме волшебных ягод.

И девочка набрала горсть красных мягких ароматных ягод, откапывая их во мху, бережно вытаскивая кое где из воды.

На уставшем мамином лице засветились глаза, когда она увидела крошечные ладошки девочки полные клюквы, перезимовавшей под снегом зиму. Мама знала, что эти ягоды вобрали в себя всю силу зимы, что засыпая под снегом и зачем-то оставленные птицами, эти ягоды копили энергию земли, мхов и болот. Мама смотрела на свою дочку, на её крошечные ладошки, которые принесли маме кусочек жизни из леса, кусочек собственного сердца. Мама рассмеялась. Она уже не могла не поправиться.

И жизнь полетела дальше. Ещё быстрее стал таять снег, и в кружке молока по утрам пыталось найти своё отражение вновь близкое небо.